Райский Сергей Игоревич (rayskiy_sergei) wrote,
Райский Сергей Игоревич
rayskiy_sergei

Categories:

Советский Союз. Опять.

О как. Пока я тут уроки вёл, наверху, оказывается, решили литературу в школе уконтрапупить на старый лад с новыми припевами.

По замыслу разработчиков, новая концепция должна унифицировать преподавание литературы в школе. Она будет «ориентировать учителей на воспитание в детях через литературные образы гордости за нашу многонациональную страну, глубокого и спокойного патриотизма, уважения к различным культурам, на формирование в учениках ценностей крепкой традиционной семьи».

Поэтому неоднозначные персонажи русской словесности должны подаваться таким образом, чтобы не стать образцом для подражания, рассуждает Пожигайло. В списке потенциально опасных произведений — «Гроза» Александра Островского, «Отцы и дети» Ивана Тургенева, гражданская лирика Николая Некрасова, сказки Михаила Салтыкова-Щедрина и критика Виссариона Белинского.

— Изучение творчества этих авторов следует поставить под особый контроль. Будет разработана специальная методичка для учителей, в которой будет четко прописано, что следует рассказывать детям про эти произведения, — говорит Пожигайло.


Смешно. В смысле — смешно, что до сих пор находятся люди, которые могут всерьёз верить, что учителей можно ориентировать. Поколение всё-таки меняется, старых советских училок, готовых взять под козырёк и ханжествовать, охолуячиваясь строго в указанном начальством направлении, всё меньше. И ещё забавно, что они там думают, будто и правда могут таким вот образом что-то целенаправленно воспитать.

А наборчик-то характерный, правда? И ведь даже не скрываются.



Общественник приводит пример, как учителя будут противопоставлять правильное и неправильное поведение героев, согласно методичкам:

— Екатерина из «Грозы» — это просто несчастная девушка, которая поддалась страстям, не смогла справиться с ними и покончила жизнь самоубийством. Другой пример: Татьяна Ларина из «Евгения Онегина» — она вышла замуж, она счастлива. С одной стороны, страсть, которая может привести к самоубийству, а с другой — мудрое преодоление страсти.


Ай, молодец! Видимо, под диктовку Гундяева.


Произведения Николая Гоголя (в первую очередь в школе изучают «Ревизора» и «Мертвые души») и Федора Достоевского («Преступление и наказание», «Братья Карамазовы») Павел Пожигайло предлагает исключить из курса для средних классов школы и подробно разбирать уже в старшей школе, причем параллельно друг другу.

— Это писатели будущего, обладающие провидческим даром. Если брать того же «Ревизора», то Гоголь имел в виду не высмеивание царских чиновников, как это понималось в советское время, а мытарства одной души, где каждый из героев — это различные грехи. И Хлестаков в этом смысле — это Антихрист. Чтобы понять Гоголя, нужно, как минимум, знать Новый Завет. И его надо бы параллельно с Достоевским. Они оба говорили евангельскими текстами, — подчеркивает он.



Вот как хотите, уважаемые френды, а это чистое ПГМ. И ещё забавно, что он или не знает, что "Преступление и наказание" изучают в старшей школе, а "Братьев Карамазовых" вообще дают только в лицеях и гимназиях, или притворяется, что не знает.


Некоторые произведения комиссия Общественной палаты и вовсе предлагает исключить. Пока речь идет о «Мастере и Маргарите» Михаила Булгакова.

— Понятно, что в большей степени дети увлекаются Воландом, Коровьевым, Бегемотом, совершенно не понимая творческую задачу Булгакова, — подчеркивает Пожигайло. — Я считаю, что эту книгу надо в институте преподавать. Конечно, кто-то хочет, чтобы ребенок был полностью свободен, как Раскольников. Но я считаю, что эта свобода, так же как свобода Базарова, она ведет к трагедии. И в этом смысле дать полную свободу, дать Пелевина, Улицкую, «пусть ребенок почитает», — это неправильно.



Ай-яй-яй. Увлекаются дети. Надо, чтобы увлекались отцом Сергием, видимо.


Новая концепция школьного курса литературы потребовалась после выступления Владимира Путина на съезде родителей 9 февраля, когда президент высказал недоумение по поводу того, что в разработанной Российской академией образования (РАО) новой программе по литературе для старшей школы не нашлось места произведениям Александра Куприна, Николая Лескова и других признанных классиков. При этом в нее вошли творения современных литераторов, например Людмилы Улицкой и Виктора Пелевина. Позднее Минобрнауки заявило, что эта программа не учитывает законодательство в сфере образования и не может использоваться в учебных заведениях.


А кто сомневался-то? Конечно, недоумение президента. Своих слов по этому поводу говорить не хочу, лучше приведу две цитаты:

1) "Лицо его как будто окаменело в своем строгом выражении, и левая нога дрожала еще быстрее, чем прежде. Это дрожанье левой икры Наполеон знал за собой. La vibration de mon mollet gauche est un grand signe chez moi, - говорил он впоследствии".

2) "Снимайте ногу! Крупным планом! Ля вибрасьён са моле гош этюн гранд синь! (Дрожание его левой икры есть великий признак!)"


А вот статья целиком.
Tags: мир сошёл с ума, школьное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments