Райский Сергей Игоревич (rayskiy_sergei) wrote,
Райский Сергей Игоревич
rayskiy_sergei

Categories:

Бессмысленный и безнадёжный вопрос про еду

Подумалось тут. Мы активно используем слова говядина, свинина, баранина, конина, есть ещё крольчатина, зайчатина, козлятина, верблюжатина, медвежатина, оленина... В общем, слова, называющие мясо животных, которых мы едим. С птицами хуже: есть слова курятина, индюшатина, гусятина — и, кажется, всё. С рыбой и подавно: насколько я знаю, есть только осетрина и лососина. Но дело не в этом, а в том, что в современном языке давно уже используют просто названия птиц как названия блюд: приготовить утку, зажарить гуся, запечь индейку... Рыб, само собой, тоже, не говоря уже о всяких там ракообразных, моллюсках и пр. С названиями млекопитающих такого не происходит, насколько мне известно, т.е. никто в здравом уме не скажет что-то вроде приготовлю корову или поешь коня.

UPD. С обобщающими словами тоже интересно: мясо, рыба, птица. То есть отденое слово для съедаемых мышц млекопитающих.

Я бы предположил, что дело именно в величине, объёме, так сказать, того мяса, которое мы употребляем в пищу, но ведь даже про филе или ножки, скажем, курицы многие говорят купить курицу, приготовь курицу. Так что не работает. А в чём ещё причина, не знаю. Разве что в попытке мысленно отделить в своём сознании животное, с детства вызывающее тёплые чувства (лошадка, овечка, коровка, зайчик) от того же животного, но уже в виде еды. Домашняя птица, видимо, такой массовой нежности не вызывает.

А вы что думаете?
Tags: лингвистическое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments