Райский Сергей Игоревич (rayskiy_sergei) wrote,
Райский Сергей Игоревич
rayskiy_sergei

Стараться и слушаться

Один из самых распространённых и одновременно ужасных типов советской и ныне российской учительницы (это не сексизм, а статистика) — это примерная девочка-отличница. Ну или хорошистка, но примерная — обязательно. Ей когда-то, ещё перед тем как она пошла в первый класс, сказали, что надо стараться и слушаться, всё учить и всё делать аккуратно, и она, зная, что хорошие девочки должны быть послушными, честно усвоила эти несложные правила и научилась так делать. Старательная, вежливая, аккуратная, она беспрекословно выполняла указания учителя в начальной школе, потом учителей в средней и старшей, потом преподавателей в педвузе, а затем пришла в школу в полной уверенности в том, что ученики делятся на послушных и аккуратных, то есть хороших, и на всех остальных, которые тоже могут стать хорошими, если будут послушными и аккуратными. И всё.

Система работает и будет работать до тех пор, пока можно только учить наизусть и стараться, стараться и учить наизусть, не думая, не осмысляя, не подвергая сомнению слова старших и тексты из учебника. Послушание и прилежание — больше ничего. Это такие учительницы ставят двойки за правильно решённые задачи, если написано "грязно"; это именно они, сурово поджимая губы, объясняют слишком непослушному ученику, что он не может иметь своего мнения о поступке, например, Пьера Безухова, потому что Лев Толстой сам всё объяснил, страница учебника такая-то; это они ввели в школьный обиход большую ложь "ваш ребёнок умный, но ленивый"; это им надо, чтобы было аккуратно и как они сказали, отступить две клеточки сверху и четыре слева; это им на потребу до сих пор используют прописи и требуют ото всех детей абсолютно одинакового почерка — ну и т.д.

Они безукоризненно выполняют все указания начальства, у них всегда всё сделано в срок и правильно. Они очень переживают, если чего-то не поняли в инструкции, и требуют уточнений. ЕГЭ — это их экзамен, потому что там есть ограниченный набор знаний и чёткий шаблон выполнения заданий. А если вдруг появляется новый шаблон, это нужно немедленно донести до учеников и пятьсот раз оттренировать, чтобы умели делать, как положено. Если экзаменационное задание чем-то отличается от демоверсии, они возмущены. Они не думают. Не умеют и не видят смысла. Поэтому они не учат думать — просто не могут научить.

Имя им легион, они воспроизводят себе подобных, выхода пока не вижу.

PS. Нет, это не единственная беда нашей школы, даже не самая страшная, наверное, но она тоже есть. И устраивает многих родителей, которые со школы помнят, что стараться и слушаться, всё учить и всё делать аккуратно — это правильно.
Tags: школьное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments